Valery Shatrov (shvp) wrote,
Valery Shatrov
shvp

Categories:

Пропавший без вести экипаж Як-28П найден спустя почти 38 лет...

Первого октября 1974 года с аэродрома города Мончегорск на Кольском полуострове на очередное боевое задание вылетел истребитель-перехватчик Як-28П. Через некоторое время после взлета он пропал с экранов локатора.




В июле 2011 года Алексей Чеботок и его друг Тимофей Хохлов отправились на поиски обломков Хенкеля 111,
а нашли этот пропавший самолет и его экипаж на высоте 1000 метров в горах Хибин...












В детальном изучении обломков им помогли товарищи Дмитрий Тимофеев и Александр Скотаренко (все они вместе давно ходят по горам и занимаются парапланеризмом)...

















Место падения самолёта:





Вид места катастрофы в сторону Мончегорска:



Группа телеканала "Звезда" - очень мужественные ребята, впервые ходили в горы, выдержали даже ночной спуск с веревками.



Главное, чтобы вы вернулись на свой аэродром…
6 февраля 2012. Газета "Мончегорский Рабочий"

"...Люда и Юра жили в одном районе Армавира. Как оказалось, ее путь на работу пролегал мимо окон его дома, и юноша буквально не мог отвести взгляд от прекрасной незнакомки, долгое время не решаясь подойти. Потом, по словам Людмилы, был этап «великого ухаживания», который надо видеть и слышать. Подруги, глядя на влюбленную пару, только умилялись. И, когда молодой человек сделал Людмиле предложение стать его женой, она, не раздумывая, согласилась. Студентка пединститута и простой слесарь завода, выпускающего весы для промышленности огромной страны. Обычная советская семья.

Чтобы не отставать по образованию от своей молодой жены, благо, голова на плечах имелась, Юра поступил в Армавирское высшее военное авиационное командное училище летчиков. Голубые погоны, с его первыми крылышками, младшему лейтенанту Юрию Саенко вручал лично летчик-истребитель, трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин. Юрий был на седьмом небе от счастья.



Людмила уже заканчивала институт, ее оставляли на кафедре в аспирантуре, но супруг получает первое назначение – станица Крымская, под Новороссийском. В качестве неоспоримого плюса в пользу передислокации Юра для жены приводит два железных аргумента: станице скоро присвоят статус города, и к тому же в ее центре положили уже целых сто метров асфальта! Какая уж тут аспирантура? Собрав свой нехитрый скарб, молодая семья Саенко выдвинулась к месту назначения.

В те далекие времена у военных был неписаный закон: пять лет службы - и меняешь гарнизон. Поэтому засиживаться на одном месте не приходилось. Переезжая из одного военного городка в другой, Саенко взяли за правило: куда бы ни уезжали, люстры не снимать, лампочки не выкручивать, туалеты не трогать и все, что накопилось на кухне, тоже оставлять. С собой только небольшой коврик, что подарили родители, телевизор на ножках да холодильник «Днепр». Вот и все. Да, еще ребенка бы не забыть в переездах! Очаровательную дочурку Инну. Так и жили. Замечательно жили!

Прибыв на очередное место службы, станцию Насосную Бакинского округа ПВО, Юрий, показавший себя талантливым думающим офицером, получает заманчивое предложение поступить в Военно-воздушную Академию им.Ю.А.Гагарина. Собрав и оформив все необходимые документы, однажды он пришел домой и сказал Людмиле: «Прости, но я никуда не поеду. Не хочу быть штабным. Я лучше буду летать!». Небо стало его стихией и смыслом существования!

В Мончегорск чета Саенко приехала в июле 1972 года. Здесь, в поселке им. Жданова (так тогда назывался
27 км), из вновь прибывших была сформирована вторая эскадрилья истребителей. Капитан Юрий Саенко стал летать в связке со старшим лейтенантом Александром Ледяевым.

1 октября 1974 года в войсковых частях на Кольском полуострове проводились итоговые проверки. В этот раз летчикам 174-го гвардейского Краснознаменного Печенгского истребительного авиаполка имени Б.Ф.Сафонова, базировавшегося у нас, была поставлена задача стать «целями» для южных частей ПВО из Африканды. Впрочем, мы забегаем вперед. Задание пока находится в секретных пакетах, которые экипажам приказано вскрыть в воздухе. Очевидцы тех лет отмечают плохие метеоусловия, низкую облачность, но приказ есть приказ. Восемь боевых машин - истребителей ЯК-28П, среди которых один - под управлением летчика Александра Ледяева и оператора Юрия Саенко, один за другим взмывают в небо, уходя влево над Имандрой, с набором высоты по маршруту. Впереди Хибины. Горный массив коварен. Засветки от гор мончегорскому диспетчеру, ведущему самолеты, часто выдают провалы. Цели пропадают с экрана радара, и поэтому уходящих на юг стараются побыстрее передать под управление Африканды - тем диспетчерам лучше видно. Так было и в этот раз. Правда, в плотно идущей друг за другом группе на земле не сразу определили, что Хибины прошли лишь семь самолетов...

Экипаж Ледяева и Саенко на связь не вышел.

Людмилу Саенко известие о пропаже самолета застало на работе. Позвонил знакомый с 27-го: «Ты, главное, не волнуйся!». Люду сковало смертельным холодом. Ноги подкосились. Она, жена боевого летчика, сменившая два гарнизона, прекрасно понимала, что значат такие слова… Говорят, самолет Юркин исчез», - эхом прозвучало в ее голове окончание чудовищной фразы, а глаза уже застилала пелена слез. Даже малейшей надежды на то, что экипаж пропавшего самолета найдут целым и невредимым, для нее уже не было. Людмила не сомневалась: если случится нештатная ситуация, никакого катапультирования не будет, Юра и Саша до конца будут стараться сберечь самолет - это ведь достояние страны! Их так воспитали…

По тревоге, моментально, в небо были подняты вертолеты спасателей. Квадрат за квадратом летчики прочесывали местность. Все безрезультатно. Опросы местных рыбаков и охотников, слышали ли те хотя бы взрыв, тоже ни к чему не привели. В тех местах, в горах, на разработках месторождений, часто взрывают породу, и поэтому если вдруг и слышал кто что, то не придал этому факту значения. Интенсивные поиски продолжались вплоть до 15 октября, но и без того припозднившийся выпавший первый снег свел все шансы обнаружения обломков самолета к нулю. Поиски в этом году было решено прекратить. Весной поисковые работы возобновились, но и они были безрезультатны. Экипаж признали без вести пропавшим. Александру Ледяеву было 24, Юрию Саенко - 28. У каждого дома остались жена и ребенок…

Людмила так и осталась жить на 27-м, одна воспитывая дочь. Как-то она посадила Инну перед собой и буквально на коленях попросила: «Доченька, солнышко мое родное, давай отсюда никогда никуда не уедем?».

Десять лет она не могла есть рыбу и местную дичь. Ощущение, что ребята где-то здесь, рядом… То ли в воде, то ли на земле... Не могла.

Родных и близких на Севере у нее нет, к кому обратиться за помощью? Пугал страх неизвестности: что впереди и как жить дальше? Но люди, окружающие молодую вдову, оказались людьми с большой буквы! В городском военкомате, как только из Москвы пришел приказ по Министерству обороны «считать летчиков Саенко и Ледяева погибшими при выполнении боевого задания», без проволочек, быстро и оперативно оформили все бумаги на получение вдовой пенсии и пособия на ребенка. По образованию педагог, Людмила устроилась в 18-ю школу. Здесь ей очень помогла Галина Михайловна Медынская: «Люда, ты не сдавайся, а мы поможем!». В горкоме партии молодую и энергичную девушку тоже поддержали, поставив в очередь на квартиру. Через четыре года, в 1978 году, Людмила с Инной получили свое настоящее первое жилье на Ленинградской набережной в тридцатом доме. Казалось бы, какое людям дело до чужого горя, чужой беды? Но помогали всем миром, и Людмила чувствовала эту мощную поддержку!

Через шесть лет после трагедии Людмила опять вышла замуж. Мама убедила не замыкаться в себе. Сложилась вторая семья. Супруг, очень хороший человек, Игорь Егоров трудился на Кольской ГМК. В семье родилась вторая девочка - Юля. К сожалению, год назад Игоря Алексеевича не стало. Дети давно подросли, у них свои собственные крепкие семьи. Живут в Санкт-Петербурге, а Людмила Васильевна по-прежнему здесь, преподает историю в Мончегорском политехническом колледже для будущих металлургов".

Людмила Васильевна Саенко с ветеранами 174 ИАП и ребятами, нашедшими её мужа:




Сорок лет спустя...
01.11.2012. Газета "Северная Звезда"

...Одним из курсантов Армавирского училища летчиков был и простой деревенский паренек Саша Ледяев из небольшого, словно спрятанного среди лесов поселка Малиновка.

Во время курсантского отпуска Александр с радостным волнением рассказывал близким, как однажды в летнее утро с первыми лучами солнца отправился на реактивном учебно-тренировочном самолете в свой первый полет. Вспоминал, как с ним до зачисления в училище проводили собеседование для выявления серьезности намерения связать свою жизнь с военной авиацией, как с помощью специальных приемов проверялись его качества, необходимые воздушному бойцу.

Экзамены и комиссия ему были не страшны. Он был парнем волевым, эрудированным, физически здоровым. Все эти качества, необходимые для летчика, у него выработались в течение трех лет службы на военно-морском флоте. Александр прекрасно понимал, что труд летчика - трудная и очень ответственная работа. Быть летчиком, особенно военным – значит быть всегда дисциплинированным, обладать высоким профессиональным мастерством и моральными качествами. К таким трудным условиям наш земляк шел осознанно, и взлетная полоса училища стала для него настоящей дорогой жизни.

Когда пришло время выпуска, был сделан выбор – летать в небе Заполярья. Одним из первых молодых летчиков А. Н. Ледяев получил допуск к переучиванию на современный самолет-перехватчик и был направлен в войсковую часть 49207, базирующуюся на Кольском полуострове.

По заявлению командования, за время службы наш земляк зарекомендовал себя исключительно дисциплинированным, трудолюбивым офицером и грамотным летчиком. Летал смело, уверенно и с большим желанием. В сложной обстановке действовал всегда грамотно.

В его аттестации значится: летать любит, нагрузку переносит хорошо. Полеты в новых условиях усваивает прочно. Уверенно пилотирует вверенный самолет, в воздухе хладнокровен, выдержан…



Есть еще строки из ответа командования части: «…Самолет, пилотируемый Ледяевым, был утерян на удалении 25 км от аэродрома и радиолокационными станциями обнаружен не был». В этот же день, т. е. 1 октября, были организованы поиски, которые продолжались с высокой интенсивностью до 20 октября. В первые дни ставилась задача просмотреть район полета с целью обнаружения места падения самолета и выйти на связь с летчиками в случае их катапультирования. В последующие дни перешли к детальному осмотру местности в полосе маршрута полета самолета с учетом всех вышеизложенных отклонений.

В поисках участвовало одновременно по 4 вертолета и по 3 самолета. Использовались материалы опроса людей, которые в это время находились в лесу, в горах и могли стать очевидцами происшествия. Погода до середины октября благоприятствовала проведению поисковых работ, и при наличии хотя бы самого простейшего сигнала от летчиков они были бы найдены в первые же дни. Исходя из результатов поиска, можно считать, что самолет упал в глубоководную часть озера Имандра и затонул. А штормовой ветер разнес следы его падения. Поиски прекратились до весны, в связи с выпадением глубокого снега и образованием ледостава…

По воспоминаниям командира части Н. Л. Кременчука, Александр был хорошим летчиком, до этого он справлялся с более трудными и сложными заданиями, чем то, которое нужно было выполнить 1 октября. Он сделал все, что смог для сохранения жизни своей и штурмана. Но, очевидно, обстоятельства оказались сильнее.

Это практически все, что было известно о судьбе А. Н. Ледяева, а дальше почти сорок лет неизвестности...

О событиях с самолетом А. Н. Ледяева Л. В. Чичагин узнал в Министерстве флота, находясь в служебной командировке в Москве. Справив ускоренно свои дела, он немедленно выехал в Чирчик, где после отъезда друга в училище проживали его родители. Получив страшное известие о сыне, отец не выдержал, слег и больше не вставал. Следом заболел брат Иван.

К сожалению, Леонид Викторович смог увидел только их памятники на кладбище. До него туда приезжала жена Александра Николаевича - Людмила Васильевна с сыном Олегом для знакомства с родителями мужа и отца, так как до трагического случая они их не знали.

Место авиакатастрофы и останки самолета ЯК-28П в Мурманской области случайно обнаружил хирург Апатитской горбольницы Алексей Чеботок. Он сообщил об этом в военкомат, прислал фотографии обломков самолета и остатков обмундирования летчиков. На фото были видны номера, по которым и опознали истребитель, бесследно исчезнувший почти сорок лет назад. Есть предположения, что в день вылета из-за неблагоприятных метеоусловий самолет врезался в отвесную скалу, вызвав камнепад. Часть его обломков упала под уступы скалы, под «карнизы», а часть - в озеро, поэтому обнаружить его с воздуха было невозможно».
По материалам интернет-сайтов.
Татьяна МИХАЙЛОВА



3 ноября 2012г, через 38 лет после катастрофы состоялась церемония захоронения останков Александра Ледяева и Юрия Саенко - экипажа Як-28П на аэродроме Мончегорск.







Светлая память нашим ребятам, не вернувшимся из полёта....



От имени всех АВВАКУЛьцев огромное спасибо Алексею Чеботок и его друзьям....




Tags: аввакул, память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments