Valery Shatrov (shvp) wrote,
Valery Shatrov
shvp

Чайка по имени...

Его "Чайка по имени Джонатан Ливингстон" скорей больше понятна летающим...
Так я думал... И решил перечитать снова.





Ричард Бах — личность почти мифическая. Чаще знакомство с этим писателем заканчивается на прочтении повести “Чайка по имени Джонатан Ливингстон” (издана в 1970-м). Истории чайки Джонатана, который был изгнан из стаи за то, что больше всего на свете обожал стремительность полетов, а не еду. В общем, чужой среди своих…

Известно, что ранние романы Баха буквально списаны с жизни: и про него самого, и про бывших жен (одна из них — известная голливудская актриса Лесли Пэрриш), и про детство, и про первую книгу (как раз “Чайку”), а главное — про самолеты. Ричард Бах — летчик, ни дня не способный прожить без полетов. Вот почему его сравнивают с Сент-Экзюпери, а “Чайку…” — с “Маленьким принцем”. Еще Баху чем-то близок Пауло Коэльо, но в отличие от Коэльо Баха не назовешь “философом для бедных”.

Ричарду Баху 73 года (статья мк вышла в 2010 году). Он живет в США с очередной женой Сабриной, пишет книги (последняя — “Гипноз для Марии”) и до сих пор каждый день поднимается в небо. Человек он закрытый, скромный, ненавидит фотографироваться, интервью не дает. Но для “МК” всемирно известный писатель сделал исключение.



Фото: kathrynsreport.com

Отрывки из ИНТЕРВЬЮ МК:

— Вы мечтали летать с раннего детства?

— Мечты о полетах были и есть моими самыми любимыми. Я испытывал голод по той абсолютной свободе, которая приходила ко мне в мечтах, и я представлял, что, возможно, найду ее в полетах. Мой первый полет за штурвалом самолета, когда я был студентом-пилотом, сильно меня взволновал и напугал. Было просто восхитительно плыть высоко над верхушками деревьев и полями, там, где мой дух часто уже парил. Но нужно было еще столько узнать о механизме самолета и небе! Смогу ли я когда-нибудь разобраться с этим самолетом, с его странным движением, с таким огромным количеством выключателей и рычажков, назначение которых я не знал? Возможно, и нет, думал я про себя, но я попробую! Каждые выходные я ездил драить самолет инструктора, и каждые выходные он проводил со мной 50-минутный инструкторский полет. Потом я сбежал из школы и стал военным летчиком.

— “Небо стало моим будущим” — пишете вы в книгах. А почему хотелось стать именно летчиком? А не космонавтом, к примеру?

— Пилот полностью контролирует каждое движение своего воздушного судна. Космонавт является частью большой команды, огромного безликого проекта, чьи цели определяют другие люди, не он. Полет в одиночестве значит для меня значительно больше, он меняет мои представления и будоражит мои мысли сильнее, чем это может сделать командный полет в космос. Моя жизнь дала мне осознание того, что мы, как личности, сами определяем тот путь, по которому следуем. Наиболее сильно это отражается в некоторых профессиях, когда каждый день ты видишь и чувствуешь результаты выбора и принятых решений.

— А сейчас вы летаете? Как часто? У вас есть самолеты?

— Да. Почти каждый день, если хорошая погода. У нас с женой Сабриной есть старый гидросамолет и бывший военный тренировочный самолет. Он описан в моем последнем романе “Гипноз для Марии”.




— Мистер Бах, разговор о “Чайке по имени Джонатан Ливингстон”. “Ведь он не был обычной птицей…” — так начинается повесть. Говорят, что вы эту повесть не сочинили, а услышали.

— Эту историю мне “вручили”, когда я был еще начинающим писателем. Я ничего не придумывал, просто видел, как это произошло, словно в кино. Все, что я делал, — записывал ее так быстро, как мог. Кино остановилось в конце первой части. И все последующие восемь лет я не знал, как же закончить историю. Однажды я проснулся рано утром и знал ее окончание. Знал, что случится во второй и третьей частях. Первая часть была написана вручную, по ходу событий “кино”. Последние части я печатал на машинке, тоже с огромной скоростью, почти без правок. Я выбросил все черновики и оставил только окончательный вариант.

Я влюбился в маленького Джонатана, когда увидел, как он летает. Мне знакомы были его страхи и надежды, стремление узнать, кто же он на самом деле. Мне близок его дух, как тогда, так и сейчас, и я стараюсь изо всех сил лететь в том же направлении, что и он.



— Эта история станет близка любому человеку, который чувствует себя чужим среди своих. Согласны?


— Нет, хотя, возможно, вы и правы. Каждый читатель может найти свой собственный смысл в “Чайке…”. Думаю, что книга дает лишь план трудной, но счастливой жизни. Джонатан нашел себе занятие по душе, шел к нему, невзирая на насмешки и неприятие, он овладел этим мастерством и познал смысл, скрытый под ним.

— Вы верите, что человек — не просто бренное телесное создание, что он — воплощение жизни, духа… Что мы способны летать, если захотим… Мы можем управлять своими установками… А жизнь бесконечного числа людей существует между офисом и домом. Единственное, что доступно, — это прочитать вашу книгу о том, что можно сменить установку, вздохнуть — и продолжить вертеться в том же колесе. Что вы думаете об этом?

— Все то же самое происходит и в Америке или любой другой стране (сегодня за моим окном холодно и серо, вчера был такой же день). Оставляю возможность принимать решения самим людям. Для меня важно не то, какую жизнь выбирают другие люди, а какую жизнь я выбираю для себя. Я тоже пережил не лучшие времена, когда мне приходилось ездить в метро на работу на Манхэттен, а потом успевать на последний поезд назад. Внешне казалось, что моя жизнь ничем не отличается от жизни других. Внутри себя я понимал, что, хотя я и выбрал такую жизнь, это не то, чего мне хочется, и продумывал, как это можно изменить. Я абсолютно уверен, что, как только я понял, что работа в городе не для меня, откинул мысль, что Манхэттен — мое будущее, я принял решение, которое зачеркнуло то будущее и дало мне такую жизнь, как сегодня. То решение привело меня к определенным трудностям, но в конце концов я научился выживать без города, без работы и день за днем становился таким человеком, каким надеялся стать. Мне говорили: “Одумайся! Не каждый может стать пилотом, Ричард! Не каждый может быть писателем!” Однако я усвоил: действительно, не каждый может это сделать. А абсолютно любой! И я сделал выбор стать этим любым, кто смог, я заплатил за это неприятием и бедностью, думая, как же мне прожить следующую неделю. Я занимался краткосрочной работой, когда ни один мой рассказ не продавался. Но как-то же удалось выжить. Такой же путь прошли миллионы других, кто нашел важную для себя цель и стремился к ее осуществлению изо всех сил. Мы идем через долину, где царствует призрак смерти, но мы же не должны поселиться там.

— Смысл жизни — в самой жизни… Вы с этим согласны? Почему?

— Вы имеет в виду, что веселье жизни заключается в ее проживании? Я согласен с этим, но только частично. Намного интереснее заниматься ее планированием, каким должен быть твой шаг сегодня, что нового можно сделать завтра? И вообще, нужно обладать определенной смелостью, чтобы совершать задуманные поступки и наблюдать за осуществлением желаний... Вот это удовольствие, это уж точно!

— Вы очень негативно относитесь к курению и, как я понимаю, к алкоголю. Почему это кажется вам таким страшным?

— Подождите, вы еще не слышали, что я думаю о медицине! В общем-то, дело не в зависимости. И не в вере в то, что какие-то внешние факторы могут дать нам мир и счастье, которые мы не можем найти внутри себя. Раньше мне, конечно, не нравилось смотреть, как некоторые мои хорошие друзья становились невменяемыми от выпитого алкоголя или вели себя так, словно это стильно — затянуться папироской с наркотиком. Мне не нравилось наблюдать, как их светлые идеи превращались в прах от вредных привычек. Со временем я отошел от них и примкнул к тем, чья способность выражать себя оттачивается изо дня в день. Конечно, каждый волен делать что хочет, но я же не обязан стоять рядом и за всем этим наблюдать.

— Назовите три самые красивые вещи (явления, предметы) на свете?

— Самые красивые? Понимание того, что мы намного больше, чем нам кажется, что мы обладаем силой, которая выходит за пределы нашего понимания, что мир вокруг нас всего лишь школа, в которую мы ходим, место, где мы можем опробовать свои навыки стать более хорошим человеком. Это мне нравится даже больше, чем летать!
Вера Копылова, Переводила Елена Теваль

Вот такая она, Чайка по имени Джонатан...

Сайт пилота-писателя

Российский сайт - здесь есть перечень самолётов, на которых он летал

Рецензии на книгу - Мнения абсолютно противоположны.Разные люди - разные мысли )

Tags: авиация, ричард бах, это интересно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments