Valery Shatrov (shvp) wrote,
Valery Shatrov
shvp

Матевж Ленарчич. Земля и небо. Часть 4

Часть 1
Часть 2
Часть 3



Да, конечно, может быть, в этом и есть житейская мудрость — видеть красоту даже в опасности. И если ее было в твоей жизни достаточно, значит, ты жил не зря.


Вот урок прошлогоднего путешествия — не спрашивай, просто лети. Мне довелось убедиться в том, что наш мир по-прежнему огромен, его населяют представители различных рас и культур. Привычки и обычаи тоже разные. Различаются языки, письмо, пища, но БЮРОКРАТИЯ у всех одинаковая. Живет себе припеваючи на казенных харчах.
Мне довелось узнать, что бюрократия создается людьми, отдельными личностями, волей случая оказавшимися на государственной службе. В изобилии предписаний, которые добираются до самых мелочей, предусматривая любой сценарий, теряется разумность. Есть сферы, где жизнь слишком непредсказуема, где нельзя все разложить по полочкам, построить по мерке, определить. Невозможно. Ведь приходится иметь дело с людьми, которые постоянно в поиске, они хотят, чтобы в мировой истории или просто в их жизни появилась новая страница. Именно такие непоседы сообщают импульс прогрессу. Но общественное устройство не дает им простора. Поэтому значительную часть времени им приходится тратить на битвы с ветряными мельницами, при этом энергия, которую можно было направить на развитие, поглощается машиной госаппарата.
Бюрократ, желающий подстраховаться, чтобы не вылететь из кресла, должен неукоснительно следовать букве закона. Все, что не регулируется законом, почти преступно. А если кто-то добивается того, чего в законе нет, от него открещиваются или ставят запрет. В системе для него нет места. Разумеется, когда возникает новая проблема, она может быть по-новому осмыслена. И даже вмещена в существующие рамки. Но завзятый бюрократ все равно прицепится к букве. Он твердо будет стоять на своем и не отступит ни на шаг.
Чем больше анализируешь, определяешь, классифицируешь, тем меньше места для инакости. Но ведь именно она приводит к новому качеству. Это можно сравнить с эволюцией живых существ: выживают лишь те, кому удается приспособиться к новым условиям обитания.
Конституция, в которой слишком много статей, плоха, она порождает много несправедливости. Чем больше пунктов, тем больше проблем. И тем больше обделенных. Возможность посмотреть на явления со стороны утрачивается. За деревьями не видно леса.
Вот нам стало зябко в гостиной. Термометр на свежевыкрашенной стене показывает двадцать градусов, а мы полеживаем на кожаном диване и смотрим телевизор. Чего это я в собственном доме буду трястись от холода? — думаем мы, хватаем пульт и устанавливаем двадцать пять. Пять градусов — вроде бы пустячок, но если то же самое сделает еще миллиард человек, это даст себя знать. Электростанции прибавят оборотов, тепличные газы взметнутся в атмосферу, а вокруг планеты нарастет еще один слой невидимой оболочки, которая задушит нас всех. Почему мы не помним о том, что наша планета уникальна, как и все, что на ней происходит? Мы заняты только собой и привыкли решать свои проблемы, не соображаясь с окружающим миром. Миром, от которого мы зависим.
Во всех сферах науки ведутся крупные исследования, это прорыв в неизведанное. В бюджет заложены огромные суммы на поиск самого дешевого способа получения водорода из воды или на подчинение генома. Накапливаются кипы ученых трудов, изучить которые от корки до корки уже невозможно. Жизнь обретает интердисциплинарность, в ней связаны все отрасли науки, разработанные человеком. Именно взаимосвязь физики, математики, биологии, экологии, географии и других наук позволяет нам выжить. Но мы вступаем в период, когда индивидууму не под силу овладеть всеми науками сразу. Нет такого мыслителя, который сосредоточил бы в своей голове все знания и повел за собой остальных. Вот и получается, что мы ведем себя, как первоклассники, запертые в классе без учителя. Племя, лишенное вожака.
У меня есть друзья, коллеги, знакомые, принадлежащие к гвардии бюрократов. При этом они авиаторы. И все равно их не убедишь в том, что проблему можно удержать в рамках логики, если закрыть глаза на тот или иной ее аспект. Что тут докажешь, если бюрократический подход прочно укоренился в голове, мозги остекленели, а нервные волокна обросли целлюлозой? «Интересно знать, до чего мы докатимся, если не будем придерживаться норм?» — вот ответ, на который они способны в лучшем случае.
И все-таки я не унимаюсь: «Да, конечно, правила нужны, иначе нас захлестнет анархия. Но нужны и люди с критичным подходом к этим правилам, которые отваживаются поменять правило, если это диктуется временем или ситуацией».
А поскольку бюрократов, которые обладали бы широтой взглядов, раз-два и обчелся, то разумнее всего поискать обходной путь. И они даже не обидятся, скорее, обрадуются, что их избавили от мучительной дилеммы, когда совесть велит отступить от предписанных норм, а разум требует послушания.
Одни живут для того, чтобы сочинять законы, другие — чтобы следить за их исполнением. А я — для того, чтобы их нарушать. Это мое кредо. Хороший повар отступает от рецептуры, и в результате возникают новые блюда, новая гамма вкуса. Хороший лыжник освобождается от догм, складывавшихся десятилетиями, и вырабатывает собственный стиль прыжка с трамплина. Хороший археолог откапывает сокровища там, где о них никто и не подозревал. Хороший альпинист пренебрегает техникой безопасности и одолевает непроходимый маршрут.
У истоков прогресса всегда стоят одиночки, которые смеют дерзать, невзирая на догмы.

Продолжение следует...

Tags: жизнь, ленарчич
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments