Valery Shatrov (shvp) wrote,
Valery Shatrov
shvp

Categories:

Невыдуманные авиационные истории из жизни курсантов и выпускников Армавирского лётного

Курсантский рисунок 70-х. Авторы: Федорченко Александр и Денисенко Евгений (АВВАКУЛ)


Ларинги

Году так в 84 обучали первокурсников в Сангачалах на самолётах Л-29. Курсанты попались неплохие, я бы сказал хорошие. Весёлые простые парни. Однако у каждого свой характер и способность к обучению.
В наше 1-е звено наряду с остальными попал курсант Гагик Григорян, хороший такой видный армянин. Вежливый, культурный, улыбчивый, спокойный как танк, сразу видно, что из интеллигентной семьи. Единственным не то что бы недостатком, а скорее особенностью его, было слабовастенькое знание русского языка и, особенно, произношения.
Говорил он медленно, подбирая слова, с большим акцентом, и как обычно был не многословен. Мне кажется, он строил предложение на армянском, в уме переводил на русский и озвучивал.
Или наоборот, прослушав русский язык переводил его на армянский и только тогда понимал смысл.
И к тому же не совсем обладал необходимой "лётчиской" реакцией. А так, повторюсь, неплохой парень. И попал он в экипаж к Володьке Кузнецову, выпускнику 83 года, любителю творчества В.С.Высоцкого, и тоже, как на грех, спокойному и немногословному.

В процессе наземной подготовки при изучении радиообмена выяснилось, что Гагик его слабо знает, и, соответственно, этому было уделено повышенное внимание, после которого Володька Кузнецов разговаривал со мной с лёгким армянским акцентом.

Наверняка вы знаете, что у каждого лётчика и курсанта были шлемофон, кислородная маска и ….ларингофоны, в просторечии ларинги. Лето в Азербайджане, сами знаете, очень жаркое и лётный состав имел привычку потеть всеми местами, особенно в самолёте при ожидании команды на запуск. Потел и Гагик. Он потел головой и шеей.
От пота угольный порошок, находящийся в ларингах, увлажнялся, сбивался в комочки и терял свои сыпучие и разговорные свойства. И пилот оставался безголосым.
Лекарство от этого было. Нужно снять ларинги и постучать ими, обо что нибудь твёрдое.
В задней кабине это был воздушный коллектор обдува фонаря, а в передней, козырёк приборной доски или тоже коллектор. Порошок встряхивался и ларинги становились работоспособными.

Был обычный вывозной полёт. Гагик запросил РП(руководитель полётов):
- 434, вирюлить. (с акцентом)
- 434, вирюливайте (с акцентом)
Ну и порулили они на взлётную.
- 434, взлёт(это чётко без акцента, по-моему единственное слово)
- 434, взлетайте, пятая.
- понияль, пиятая. (может чуть преувеличиваю)

За 4 минуты полёта Гагик так вспотел, что ларинги заклинило!!!
А если занял зону и готов выполнять задание надо ж доложить РП. Надо то надо, но нечем. Инструктор Гагику по СПУ(самолётное переговорное устройство):
- докладывай
Гагик добросовестно нажимает нужную кнопку и докладывает:
- 434, пятую занял, высота 4, задание.
Щелчок в эфире слышен и больше ничего. Инструктор Гагику по СПУ уже громко:
- докладывай!!!!
Щелчок и ничего.
РП: - 434, зону занял?
Гагик слышит и докладывает:
- 434, пятую занял, высота 4, задание.
Но его-то никто не слышит. И Гагик растерялся….
РП: - 430?
Кузнецов:
- 434, пятую занял, высота 4, задание.
РП: - выполняйте.
Володька по СПУ:
- что молчишь?, не докладываешь? Давай вираж вправо крен 30.
Да не влево, а вправо! Ты меня слышишь?...

И тут до Володьки доходит, что у Григоряна не работаю ларинги. Что делать? Он говорит по СПУ:
- сними ларинги и постучи ими по приборной доске.
Гагик поворачивает голову и смотрит на инструктора левым глазом, выказывая крайнее удивление.

Спокойный Кузнецов:
-Григорян!....... Сними свои ларинги и дай мне их сюда.
Курсант снимает ларинги и подаёт их Кузнецову через окошко в перегородке кабин для управления шторкой, а Кузнецов свои передает Григоряну.
Григорян цепляет их и становится говорящим, а Кузнецов немым.

Ситуация парадоксальная: курсант может говорить, но по растерянности не знает что, а инструктор знает, но не может. А ещё же и задание надо выполнять.

Инструктор начинает стучать ларингами Гагика по коллектору, в надежде восстановить их работоспособность, но Гагик оборачивается и, втянув голову в плечи, испуганно говорит по СПУ:
- товарьищ лейтьенант, там кто-то стучит.
А Володька то ответить не может! Гагик отворачивается, Кузнецов продолжает стучать. Ситуация повторяется:
- товарьищ лейтьенант, там кто-то стучит.
И тут Володька в сердцах как заорёт на всю кабину:
- ну открой ему раз он стучит!!!

И что вы думаете? Правильно, Гагик потянулся рукой к ручке открытия фонаря!
Кузнецов мне потом рассказывал:
- я думал, что он его откроет, поэтому как заору со всей силы: - руки вверх, стрелять буду!!!

Так и просидел Григорян с поднятыми руками до самой посадки. А постукивание дало свой результат и Кузнецов смог вести радиообмен.
Курсант Григорян в дальнейшем не проявил достаточных для лётной работы способностей и был отчислен из училища. Так что можно сказать Володька Кузнецов ему жизнь спас.

А вы говорите, ларинги…. В авиации не бывает мелочей.

Автор рассказа - Олег Коневский

Tags: аввакул
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments